June 9th, 2011

(с) Девять предместий, одно за другим, миновав

Во дворе почти круглосуточно, с перерывом на самое жаркое время, поет птичка. Я, кстати, не знаю какая, может быть славка. Но я точно знаю зачем она поет - не менее трех функций. Но это не помогает. Повторение целую неделю одного и того же действия с общей целью продолжения жизни приводит в ужас. В ужас приводит и просто
ежедневный ход солнца по небосводу - ну ладно, оно Землю обогревает со всем что на ней, но ведь есть и еще, например, Юпитер, на котором всего-то интересного - перманентный вихрь размером с Землю. Хорошо известное мне отсутствие во всем смысла, кроме самого абстрактного, сейчас невыносимо. Потому что обстоятельства оставили мне лишь самый минимум моего смысла, который я сделал себе своими руками. Просто жизнь перешла в наступление и сверху, и снизу филетического древа. Половина времени, начиная с февраля проводимая в этом постмортально-пренатальном городе (в городе, в котором нет жизни, а есть только до и после нее - а с виду он вполне мил), определенно означает наихудший мой год с тех пор, как я его 32 года назад покинул, чтобы не возвращаться. А до того они все были такими. И я уже тогда прекрасно это знал и чувствовал.
За окном потрясающее лето, и туда даже можно выйти. И даже проехаться на велосипеде. Получить некое удовольствие. И даже что-нибудь собрать. Но только этого не нужно. Конечно, у меня и здесь необозримый фронт работ. В моем распоряжении сейчас чудовищное количество времени, и почти никто не отвлекает. Как и следовало ожидать, качество этого времени отвратительное - удается сделать впятеро меньше, чем когда отвлекают все подряд. Можно было бы во что-то глубоко погрузиться и сделать что-то, чего не сделаешь в другой момент. Но ничего нейдет на ум, даже то, что приходило раньше. Все либо очень мелко и очень широко, либо недостаточно подготовлено во время настоящей, а не этой выморочной жизни. Деятельность состоит в основном в совершенно необходимом упорядочивании и переформатировании информации, добытой точно такими же потрясающими летами в не менее потрясающих местах. Сильнейшее ощущение, что тебе в жизни осталось несколько часов. И полная растерянность как их наилучшим образом употребить. А они сотнями летят себе мимо.