Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

Бабочки из Ирана

Прошлым маем мне случилось побывать в Иране. Там были конечно же и бабочки и я их снимал конечно же. Снял негусто, всего 86 фотографий 23 видов, качество неважное, а также при обработке я не учел разницу разрешения экрана ноутбука (выше) и рабочего компьютера (ниже), где они выглядят неоправданно огромными. Тем не менее, вчера потратил драгоценный свободный день не на глубокомысленную науку, а на их выкладывание на сайт, для чего завел особую страницу. Бабочки Ирана таковы, что кажутся приснившимися нашими - вроде бы все то же, но все же что-то не так. И две из них названы в честь Штаудингера. Высокую эстетическую ценность представляют вряд ли, поэтому из под ката вынесу только одну, довольно таки там вездесущую:


Pseudochazara telephassa

Collapse )
По каждому виду фотографий больше, смотрите на вышеуказанной странице.

Вот если готовить таксономическую статью

(надоела рожа в последнем посте, пора что-нибудь добавить.)
Обожаю работать с текстами. Причем начинаю с абстракта, материалов и методов и благодарностей. Потом с большим удовольствием и долго пишу введение и обсуждение (диагноз), параллельно пополняя список литературы, сразу по формату. Вовсю работает подсознание , которое без моего участия непрерывно сканирует текст в его текущем состоянии - когда дохожу до дома, оно выдает мне что нужно переформулировать, что добавить, а что переставить. Наутро просыпаюсь - оно приготовило новую порцию правки. То есть весь организм дружно и с удовольствием работает с текстом. На этом этапе статья почти готова. Потом делаю само описание - работа хотя и скучная, но очень легкая. Делаю его в два приема, сначала черновик по фотографиям, потом сажусь рядом с компьютером и бинокуляром и поправляю как на самом деле, занимает не более двух раз по часу. Заодно исправляю все навранное при написании введения и диагноза заранее. А вот делать и обрабатывать фотографии я катастрофически ненавижу! Любопытно, что времени это занимает на удивление немного - пара часов снимать и столько же обрабатывать. Но отчего-то от этого процесса такое неприятное нервное напряжение, что прокрастинировать и оттягивать могу месяцами. (Вот был бы у меня напарник, который тексты писать не любит, а картиночки делать - любит.) Не знаю, связано ли это как-то с тем, что я закончил художественную школу, а потом 43 года маниакально отографировал. По-моему, главное напряжение - от необходимости следовать жестким рамкам задачи средствами, созданными для художественного самовыражения.

Чтобы поработать непосредственно с экземплярами, хотя и гораздо приятнее работы с иллюстрациями, в последнее время тоже нужно делать большое моральное усилие. Ну ладно что они ломаются от одного взгляда, я уже привык. Но с резким падением зрения выход от компьютера в реальный мир, наполненный мелкими предметами (то есть если это не езда на велосипеде по улицам) напоминает выход в открытый компас. Нужно натянуть скафандр очки, вещь очень неудобную, или налобную лупу (чуть поудобнее). При этом задача "где тут у меня что" все равно никак не решается - если без очков не видно что, то в очках не видно где. Без очков виден весь завал, но сложно понять из чего он состоит. В очках видишь предметы хорошо, но мир сужается до характерных размеров метра, не более.

союз "линейная буква" действует (с)

Мысль выучить еще один иностранный язык всегда претила - затраты времени и памяти по оценкам существенно превышают возможную пользу. Из соображений пользы следовало бы выучить прежде всего немецкий, французский - чтобы литературу читать - и какой-нибудь из тюркских - из гегорафических соображений думаю, что киргизский. Я бы хотел, чтобы мне был нужен испанский - один на целый континент, и я бы его даже выучил, но на том континенте, к сожалению, дел так и не приобрел. Более нужные кхмерский, тайский и китайский - не рассматриваются в виду письменности. И тут я понял, что нужные немецкий и французский не рассматриваются по той же причине. Диакритические знаки! Это только кажется, что там латиница. На самом деле там много дохрена всяких странных букв, которые маскируются под латиницу, но либо должны занять места на клавиатуре наравне с нормальными, либо их нужно всякий раз вытаскивать из символов. И мне это было бы противно. Особый ужас вселяет мысль о вьетнамском, который вроде бы и перешел на латиницу, но навесил на нее принадлежностей на все свои десять тонов. Думаю, английский не в последнюю очередь стал международным языком именно потому, что пользуется только стандартной латиницей, спокойно воспринимая несоответствие написания произношению и не пытаясь втуне его скомпенсировать никакими костылями в виде умляутов, акцентов, тильд и седилей. Опыт показывает, что даже такое вопиющее несоответствие написания произношению как в английском (которые делают их письмо по сути иероглифическим, а не фонетическим) не не смущает обучающихся, лишь бы буквы были нормальные (простим точки, расставленные над i и j, поскольку это было еще в латыни). А какие еще есть такие языки - на простой латинице (помимо собственно латыни)?
Я нашел только такие:
голландский (+африкаанс)
бахаса индонезия
бахаса мелаю
кирибати
ток писин, бислама и, возможно, иные производные от английского.
Все!
Хати-хати! Надо бы подумать, не выучить ли бахаса индонезия. Звучит хорошо, никаких тонов, звуки понятные, читаешь вывеску или указатель - и тебя понимают, страна прекрасная, разнообразная и недоисследованная, а сам язык поди поймут от острова Пасхи до Мадагаскара.

компьютер как сверхчеловек хренов

Ницше полагал, что человек должен быть преодолен и заменен сверхчеловеком, у которого должно быть отброшено очень много человеческого. А вот я сейчас вычитываю огромные мелким шрифтом pdfники чужой книги про бабочек "ЮЗ Сибири" и у меня создается впечатление, что многие любители бабочек явно стремятся отбросить много человеческого и превратиться в двуногие базы данных. Работа совершенно неблагодарная: налицо масса торопливой халтуры - результат быстро выдать с конвейра очередную исчерпывающую книгу; фактически я имею дело со свалкой рабочих материалов. Причем ни на бумаге не почиркаешь, ни в файле на исправишь - приходится по каждой мелочи писать пространные филиппики. [Зачем правлю? Во-первых, правлю в основном те новые точки, которые я им сам скинул - данных полно, все интересное я опубликовал сам, а тут как раз нужно как можно больше обычных точек чтобы заточковать карту (правда очень мелкую). Ну все это и засунуто в порядке поступления, вернее без порядка А потом книга выйдет, все будут ей пользоваться, а Алтая и Тувы будет жалко, если там будет все криво. Все равно будет, конечно, но хотя бы свое упорядочить.] Ну так вот, авторы претендуют на то, что процитировали все упоминания в литературе всех точек в регионе. Поскольку я тоже участвовал в этом литературном процессе, то могу оценить то, как они цитируют. Короче, когда есть заголовок - вид-подвид такой-то, и далее материал - там-то столько-то, то с цитированием все ОК. А вот если подвиды приводятся в книге в тексте раздела "изменчивость" (а что же это как не проявление географической изменчивости!) или географические точки - в обсуждении статьи, то их вообще не замечают. Опять-таки, если где-то вышла книга в форме аннотированного каталога, где наворочено всяких безапелляционных "таксономических решений", то все они старательно цитируются и даже принимаются на вооружение. А вот если С. Чуркин пишет ревизию в своем стиле, с весьма пространной, интересной и убедительной аргументацией на английском, то это скорее игнорируется. В общем, авторы действуют как компьютер - эффективно воспринимают и перерабатывает данные, представленные в определенном формате и желательно в краткой форме, преобразуя их в еще один стандартный краткий формат, и игнорируют все остальное. И алгоритм вполне компьютерный - считал из базы поле "географическая привязка", проверил принадлежность к своему региону - если попадает, то занес в свою базу содержимое этого поля плюс поле "таксономическая трактовка этого автора". (Впрочем, их собственный формат они тоже выдержать не могут - чего стоит разнобой запятых и точек с запятыми, с неизвестно куда относящимися общерегиональными привязками, при перечислении географических пунктов.) Текста - минимум, причем и так видно, что английский убог. По-видимому, красноречие иных авторов здесь просто не в коня корм. И вот еще одна капитальная сводка сходит с конвейра.
Может быть такой метод подходит для каталогов товаров или даже для почтовых марок, которые тоже где-то сходят с какого-то конвейра. Но к этому ли с позволения сказать сверхнедочеловеку-компьютеру стремится Homo lepidopterophilus? Неужели бабочки, эти загадочные творения природы, не достойны того, чтобы помимо рядов расправленных экземпляров на фотографиях и перечня названий, географических и таксономических, про них были написаны и, главное, в любом формате прочитаны какие-то вполне глубокомысленные слова?

Оккультные явления вокруг нас

1. Фонари. Часто, когда я прохожу мимо уличного фонаря дневного света, он гаснет. В последнее время с особой воспроизводимостью гаснет один из двух фонарей в конце улицы возле соснового леса, по которым я иду домой с работы. Недавно фонарь погас не побоявшись того, что, проходя мимо, я рассказывал о феномене двум своим попутчицам. Оказалось, что такое происходит довольно со многими, в частности, imaginaryunit. Можно было бы подумать, что фонари просто очень нестабильны. Но подружка imaginaryunit говорит, что когда гуляет с другой своей подружкой, та выключает фонари чуть ли не по своей прихоти, а вот сама она, когда возвращается, включает их обратно.

2. Компьютер, кто же еще. В соседнем компьютере завелся полтергейст. После 11 часов дня любая операция мышью или клавиатурой в iExplorer, FIreFox, Adobe Acrobat отдается громким и совершенно мышиным, но явно с большой долей ультразвука, писком из системного блока. Таким, что из другого модуля даже советуют чем-нибудь его покормить. Ближе к вечеру эффект исчезает. Мы написали заявку, пришел институтский мастер Анатолий Филлипович. Писка нет. А. Ф. оставил телефон и просил вызвать его как запищит. На следующий день машина осторожно запищала, но стоило упомянуть Анатолия Филлиповича, как она тут же умолкла. На следующий день она запищала снова, мы позвонили А.Ф. и тот сказал, что придет минут только через сорок. Конечно же, на этот раз ОНО пищало только минут двадцать.