Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

право на ощипку

Дачи у меня, слава богу, нет. Раньше я ездил на перешеек между прудами в East Garden Fellowship, где когда-то были заброшенные участки, а потом - заросли почти не одичавшей малины. Но еще в прошлом году я обнаружил, что ее кто-то и зачем-то там вырубил. Вроде бы о малинных болезнях и вредителях (как о смородинных) я ничего не слышал. Теперь из заносных видов там пышно разрастается только Kartoffelrose (Rosa rugoza). Ну и правда нашел дерево нетронутой ирги. Нетронутой! Это значит птиц уже нет как и бабочек? Воробьев? Еще ездили на Шипуниху в надежде снять неких сатирин. Их там не было, как и почти что вообще каких-либо бабочек. Прогулки по природе становятся совершенно выброшенным временем. Одичавшая малина, впрочем, немного была. Эх, где бы в велосипедной досягаемости раздобыть такой участок малины где у меня было бы право на ощипку.

Самая большая проблема

надеть штаны. Уже несколько лет примерно через минуту после пробуждения (до этого все прекрасно) и до того как я начну активно двигаться меня охватывают тоска и ужас, странным образом распространяющиеся из области сердца. В сердце есть шумы, склеротизация аортального клапана с признаками формирующегося стеноза, но кардиограмма нормальная и физические нагрузки переносятся так же легко как и всегда. Этот ужас сковывыет волю, в том числе и чтобы начать активно двигаться. За эти несколько минут вспоминаются и воспринимаются как совершенно неподъемные - причем именно в организационном смысле - все неотложные дела. Самым неотложным делом является надеть штаны. Оно же внушает самый большой ужас своей неподъемностью. Каждое утро.

(no subject)

Вот что меня пугает несколько - почему у меня нет никакой ностальгии по вальсам, а также историческим бальным и прочим танцам не говоря уже о хоре? Совсе склероз смыкает надо мной свою мозолистую пасть что ли? То, что я сознательно не жалею - еще ладно. Но ведь даже не вспоминается добрым словом , и даже не снится. А ведь помню я в своей памяти такое нарративное сообщение, что там было очень хорошо!

Кажется, вальсы мне снились всего два раза - один раз где-то ночью, в каком-то коридоре чего-то, я на них случайно наткнулся, и персонажи были все те самые, знакомые и романтичные, которые меня почему-то не пригласили и не уведомили, а когда я их нашел, тут же по всяким коридорам быстренько-быстренько так рассосались как тараканы. (Что-то мне это "Хоббита" напомнило, но ведь были реально знакомые, и вместо леса какое-то неведомое учебное заведение или общага.) Второй раз как раз таки оповестили, что вальсы будут в каком-то то ли подвале (где дальше будет гнилая картошка), то ли туннеле наподобие метровского (как это говорится?) или что-то типа того. Но почему-то никого не было и я в полном одиночестве углубился в тот скудно освещенный подвал. Сны вполне себе ностальгические, но ведь снились они оба черт знает сколько лет назад - причем вальсы тогда еще вполне шли и собирали более полутора калек. И если подумать, то эти два сна я помню чуть даже лучше, чем пятнадцать лет вальсов. Которые закончились по большому счету всего-то этой весной, по известной причине.

зимующий хвощ

Сегодня сын спросил меня как размножается хвощ зимующий. Я ответил - спорами. Он спросил - где они у него. Я подробно объяснил. Тогда он спросил -а корневищами он размножается? Я ответил - конечно. Тогда он предложил - а давай посадим его на подоконнике на время эпидемии. Чтобы нервы успокаивать. Я спросил - а как он нервы успокаивает? - Ну, он такой красивый.

не забыть о склерозе

На днях столкнулся со странным противоречием между текстом и иллюстрациями в атласе тайских бабочек, касающегося Arhopala группы alitaeus, которого почему-то не замечал все эти десять лет. Даже возопил об этом в фейсбуке. Мне объяснили - что в системе, когда жилки обозначаются номерами (а на Западе почему-то и нет другой), ячейки обозначаются номерами нижней, а не верхней жилки. (А еще объяснили, что на крыле нижнее - это дорзальное, а верхнее - вентральное. Если подумать, то именно так крылья ориентированы в куколке.) Я в полном изумлении. Позвонил ВСЭ (Великому Сибирскому Энтомологу). Тот сказал, что перезвонит, когда придет домой и проверит. Перезвонил - оказывается в британской системе - по номеру нижней жилки, в американской - по номеру верхней жилки (вот же уроды все). Немного после этого прочитал следующую фразу - "the numeration of spaces follows the standard English system (see e.g. Ek-Amnuay, 2006)". Где прочитал, наверняка не спросите вы? В собственной статье, вышедшей в феврале ЭТОГО года. Ничего этого я совершенно не помнил, все для меня были поразительные открытия. ВСЭ, судя по всему, тоже не помнил. Я занимаюсь бабочками примерно всю жизнь как любитель, а он - всю жизнь как профессионал мирового уровня.

Вывод: нужно прекращать везде ездить и срочно оформлять все накопленные результаты. Пока я помню хотя бы как меня зовут, чтобы статьи попали в зачет правильно подписывать.

Ситуация: через месяц снова еду.

Похоже, у меня половина постов про это - напоминалки себе, чтобы не забыть о склерозе.

ниже уровня

Знаете ли вы, что такое Армагеддон? Это эллинизированное "Хар Мегиддо" - гора Мегиддо. А многие ли могу похвастаться, что попадали в дорожно-транспортные происшествия ниже уровня моря? Я уже могу. В долине Мегиддо. Armageddon now. Сегодня в полдень наша машина, миновав местечко Хават Эден, название которого переводится "ферма Эдема", врезалась во встречную, 79-летней водительнице которой (возраст стал известен, потому что водитель скорой помощи был из того же кибуца) вдруг вздумалось посреди шоссе развернуться. Столкновение было по касательной и не на слишком большой скорости, хотя мы вообще-то шли 90 км/ч, но молодой профессор за рулем успел как-то затормозить. Передки обеих машин наполовину всмятку, но все присутствовавшие живы и, что удивительно, целы, хотя встречную водительницу грузили на носилки, а наш профессор долго был белый и не шевелился - но это оказался шок, а не реальная травма, а весь остальной день он улыбался. Я сидел на переднем пассажирском, все прекрасно видел и не получил ни малейшего даже толчка - просто машина, врезавшись, остановилась, а меня просто держал ремень, причем лобовое стекло пошло трещинами именно впереди меня. Воздушный мешок тоже вроде вылез, но как-то неубедительно - небольшой впереди, до меня далеко не достал. Всех нас, однако, посадили в скорые помоща и отвезли в больницу Афулы. По дороге измерили давление, у всех было нормальное, а у меня 127 х 108, что было названо "очень высоким" и заговорили про больницу - а по моему нет. Чувствовал я себя прекрасно и бодро, ну а от стресса с кем чего не бывает. От больницы и обследования в ней я категорически отказался, тем более что страховки я не сделал. Остальные прошли обследования - у принимающего известного ученого изначально были проблемы в спине, молодой профессор мог реально пострадать, а молодой немец пожелал обследоваться чтобы не создать проблем принимающей стороне (впрочем, я, отказавшись, также их не создал). В больнице мы провели три часа и потянулись восвояси.

За 20 минут до столкновения молодой профессор сказал видному ученому, что такой влажный сезон, когда вся трава буйствует и на 20% выше нормы, и такая прекрасная погода - это уму непостижимая удача. Затем мы миновали собственно Мегиддо (холм, на котором торчит несколько внушительных пальм), поднялись на гору Гильбо'а- северную оконечность Самаритянских гор, осмотрели заповедник с ровно одним цветущим ирисом, пятном Pisum fulvum (горох рыжий) и изобилием Hordeum spontaneum и Triticum dicoccoides (!) вперемешеку (sapienti sat, но это дикие ячмень и пшеница). Там меня научили различать последние прямо издалека - у ячменя ости всегда параллельные, а у дикой пшеницы - перекрещивающиеся. Обсуждая доместикацию растений, знаменитый Гёбекли-Тепе (храм возле Урфы, построенный до земледелия и оседлого образа жизни, которому около 12 тыысяч лет) и что было у них у всех было в голове кто этим занимался, спустились мимо мангового сада и финиковых плантаций обратно в долину Мегиддо - она же Изреельская долина, отделяет Самарию от Галилеи и соединяется с долиной Иордана - и привет. А ведь ехали на Голанские высоты, насладжаться цветением ирисов и изобилием диких пшениц и гороха, где я мог увидеть, как выглядят цветы дикого гороха именно оттуда в природе, а не в теплице (где они зеленоватые и не раскрываются). И уже не увижу. И еще в три места в Галилее (до которой так и не доехали). Туда мы больше не поедем, сюда я вряд ли когда-то вернусь (слишком дорого для такой не слишком важной задачи), а такого удачного сезона так вообще не бывает. То, что я вчера из заповедника Беери наблюдал на горизонте Газу - плохое утешение, так как я не по местам боевой и другой славы путешествую, а по местам произрастания предков культурных растений.

Самым тягостным во всей истории было полдня не заниматься ничем кроме как быть выжимши. Просто вот ничем. Три часа сидел на стуле в больнице, ждал пока всех обследуют, потом ждали пока сделают заказ в забегаловке, потом пока приедет такси, потом - пока оно доедет по пробкам.

Хотя бы машина была арендованная, а не чья-то личная; при очевидных виновниках аварии с той стороны ее потеря не должна составить особо больших проблем.

Когда мы наконец вернулись в отель, моя карточка не открывала номер и не активировала лифт. На ресепшене сказали (на чистом русском) - да просто она у вас что-то размагнитилась - и намагнитили снова. Похоже, столкновение вызвало неслабый электромагнитный импульс. Теперь беспокоюсь за свою карточку виза. А у немца с заднего сидения карточка работает.

Завтра - в Иудейские горы ненадолго.

когда начнем свои виды по второму разу описывать?

Четыре дня, с одним днем перерыва в середине, принимал экзамены. Первые два дня - медики, двоек 3 и 8, пятерок 10 и 7. Вторые два дня - биологи, двоек 0 и 0, пятерок 19 и 19. И это не означает, что биологи лучше или что мы так думаем. Это всего лишь означает, что у медиков убрали практикум, а семинар сделали раз в две недели, по часам в три раза меньше, чем лекций. Хотя это уже второй год, а в прошлом они мне казались одинаковыми.

Когда я принимаю экзамен, я, чтобы не терять время зря, параллельно обрабатываю свои фотографии. В этот раз закончил бабочек провинции Мондулкири 2014 года - это около 340 штук - и начал стрекоз этого года. Только что обнаружил, что бабочек Модулкири я уже обработал в 2016 году. Обработал - это значит из каждой серии выбрал немногие с точки зрения резкости и эстетики, композиционно грамотно обрезал, поднятул яркости и цвета если нужно и сделал три версии каждой - полноразмерную, экранную и превью, на второй и третьей слегка добавив резкость. Около 230 - это те фотографии которые я выбрал, на выходе получается около 690 файлов (значение неточное, так как количество выбранных за оба подхода несколько различалось), на же входе было 1000-1200 сырых фотографий бабочек. То есть я только что потерял много столь драгоценных часов достаточно напряженной работы. Более того, три месяца назад, в октябре, когда принял решение обработать не только фотографии, но и самих бабочек приморских провинций, я эти обработанные фотографии 2014 года пересматривал и разделил на приморских и мондулкирских. Ничего не помню! Полторы недели назад всех снова выбрал с нуля из сырых и за неделю обработал, закончив на экзамене в пятницу. И более того - выбирая из сырых я на этот раз упустил несколько важных видов.

Что интересно, мозг еще с успехом справляется с текущей многомерной задачей - одновременно обрабатывать фотографии и принимать экзамен, то есть следить за содержанием чужой речи, обрабатывать ее онтологически и логически и вести диалог с претензией на остроумие. Но уже ничего не помнит. Видать это разные его отделы и атеросклероз в них тоже по разному протекает.

Sic transit gloria mundi

Вот если готовить таксономическую статью

(надоела рожа в последнем посте, пора что-нибудь добавить.)
Обожаю работать с текстами. Причем начинаю с абстракта, материалов и методов и благодарностей. Потом с большим удовольствием и долго пишу введение и обсуждение (диагноз), параллельно пополняя список литературы, сразу по формату. Вовсю работает подсознание , которое без моего участия непрерывно сканирует текст в его текущем состоянии - когда дохожу до дома, оно выдает мне что нужно переформулировать, что добавить, а что переставить. Наутро просыпаюсь - оно приготовило новую порцию правки. То есть весь организм дружно и с удовольствием работает с текстом. На этом этапе статья почти готова. Потом делаю само описание - работа хотя и скучная, но очень легкая. Делаю его в два приема, сначала черновик по фотографиям, потом сажусь рядом с компьютером и бинокуляром и поправляю как на самом деле, занимает не более двух раз по часу. Заодно исправляю все навранное при написании введения и диагноза заранее. А вот делать и обрабатывать фотографии я катастрофически ненавижу! Любопытно, что времени это занимает на удивление немного - пара часов снимать и столько же обрабатывать. Но отчего-то от этого процесса такое неприятное нервное напряжение, что прокрастинировать и оттягивать могу месяцами. (Вот был бы у меня напарник, который тексты писать не любит, а картиночки делать - любит.) Не знаю, связано ли это как-то с тем, что я закончил художественную школу, а потом 43 года маниакально отографировал. По-моему, главное напряжение - от необходимости следовать жестким рамкам задачи средствами, созданными для художественного самовыражения.

Чтобы поработать непосредственно с экземплярами, хотя и гораздо приятнее работы с иллюстрациями, в последнее время тоже нужно делать большое моральное усилие. Ну ладно что они ломаются от одного взгляда, я уже привык. Но с резким падением зрения выход от компьютера в реальный мир, наполненный мелкими предметами (то есть если это не езда на велосипеде по улицам) напоминает выход в открытый компас. Нужно натянуть скафандр очки, вещь очень неудобную, или налобную лупу (чуть поудобнее). При этом задача "где тут у меня что" все равно никак не решается - если без очков не видно что, то в очках не видно где. Без очков виден весь завал, но сложно понять из чего он состоит. В очках видишь предметы хорошо, но мир сужается до характерных размеров метра, не более.

синдром выученного безделья

Как вы думаете, о чем это я? О лекциях своих! Материал таков, что его на полтора часа весь не упомнишь, нужно готовиться. А как готовится-то? Свой текст уже просто не видишь, как не слышишь даже не тиканье будильника (его как-то слышно), а музыку Битлз - вот очень хочешь послушать, включаешь - и не слышишь, внимание утекает на нечто внутреннее и совершенно немузыкальное, включаешь снова - и все равно не слышишь - настолько наезжено. А менять я ничего не собираюсь - за 9 лет чтения текст и логика доведены до почти идеала (с моей точки зрения). Самое сложное - запомнить логику - что за чем. Я ее улучшал тщательнее всего, и улучшил до такого стройного состояния, что уже и не вижу ее вовсе. Короче, готовиться не получается. Но все равно нужно. Поэтому как минимум полдня перед лекцией (вот сейчас например) я посвящаю подготовке. Но вместо того, чтобы готовиться, непрерывно отвлекаюсь на какую-то ерунду, в точности как мой сын-второклассник за уроками. Заняться чем-то нужным очень хочется, но я себе запрещаю - готвиться нужно. А несерьезного вокруг столько - один интернет чего стоит. Ну и вот. Потом встаю в 6 утра, приезжаю на работу - и продолжаю бездельничать. Прочитаю лекцию каким-то образом - и уже ни на что путное не способен, приходится заниматься чем-то пустяковым или механическим. Вот так - одна лекция сомнительного качества стоит мне двух дней чистого безделья. Причем такого, которым не отдыхаешь и которое не приносит удовольствия - ведь в первый день все время думаешь о том, что надо готовиться, а во второй просто хреново от недосыпа и утомления. И вот надо ли оно все кому-то?
(А ведь сейчас могут набежать серьезные люди и начать давать советы как усовершенствовать учебный процесс - как будто мне есть до него дело.)